Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: театр (список заголовков)
20:31 

с любовью и всяческой мерзостью
Я в Москве. Пока все красиво и тихо, хоть я и живу в непосредственной близости к таким теплым ламповым местам, как МИД и МВД.
Любимовка - очень и очень, интернационализм, дружба, печеньки (местами алкоголизм и легкая наркомания). Говоря серьезно, приходите обязательно, если вдруг тоже в Москве. Вряд ли что-то такое же будет в ближайшие... (временные рамки зависят от вашего пессимизма; мой велик).

@темы: театр

22:51 

с любовью и всяческой мерзостью
Перечитала "Травоядные" Максима Курочкина, заново провалилась в кислотные бездны любви.
пока я бьюсь в бессильном чувстве (q), тут будут цитаты

*
Я сам: Вот я, например, шахтер.
Хам Ням Ням: А кто не шахтер?
Я сам: Шахтер не в смысле "бедняга из Донбасса", а человек, утомленный добычей смыслов. Что бы это ни значило.
Персонаж я: Много добыл?
Я сам: Ох, нехорошо спросил.

*
Хом Ви Зде: У меня никого нет, я из Азии, я принцесса, я учусь всему, хожу на любые курсы, даже помощников машинистов метро, изучаю математику, фотографирую, человеческие отношения. У меня похитили золото, предназначенное для секретной миссии, я хочу догнать грабителей.
Рабочий: Не очень-то хотите. Если бы хотели - вызвали бы лифт.
Хом Ви Зде: Лифт занят.
Рабочий: Все равно. Вы не производите впечатление человека целеустремленного.
Хом Ви Зде: Вы меня плохо знаете.
Рабочий: Все, пятый этаж. Сто шестьдесят первая квартира. Дорога свободна. Если захотите полностью сменить профиль потолка или забыться, обращайтесь.
Хом Ви Зде: Никогда не обращусь. Спасибо!
Рабочий: Даже не посмотрите на меня?
Хом Ви Зде: Спешу, извините.
Рабочий: Я прекрасен.
Хом Ви Зде: Извините!
Хом Ви Зде убегает вниз. Рабочий заносит гипсокартон в квартиру и становится видим. Он не прекрасен.
Рабочий: Чего-то я не догоняю в бабах.

*
Новый персонаж: Братцы, я вас помирю.
Я сам: Пошел нахуй.
Персонаж я: Пошел нахуй.

*
Новый персонаж: Братцы... Я сейчас что-то скажу. Только, пожалуйста, больше не посылайте меня.
Персонаж я: Почему?
Новый персонаж: Это в принципе нехорошо для людей. Но у меня еще есть и личная причина... Я... Лоуренс Аравийский.
Персонаж я: Пидор?
Новый персонаж: Все не так однозначно. Лоуренс не пидор, его просто гомосексуально ожесточили в турецкой корразведке.

etc.

@темы: театр, целую. я

01:07 

Доступ к записи ограничен

с любовью и всяческой мерзостью
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:18 

с любовью и всяческой мерзостью
"Любимовка" вывесила расписание. Моя читка 12 сентября в 15:00, Театр.DOC.
"Захвати мне облгосадминистрацию" - это о запорожском Майдане, чтобы вы все правильно понимали.

В Москве буду с 9 по 13 сентября; если, конечно, все получится.
В общем, москвичи (те, с кем мы общались последние годы). Давайте как-то встретимся в эти дни; вряд ли в ближайшее время ее будет случай. Кроме того, как типичного жителя провинции, большие города меня нервируют, и ваша психологическая эээ помощь явно не будет лишней.

@темы: у коників, що стрибають в високій траві, вчуся ставлення до життя, театр

03:53 

с любовью и всяческой мерзостью
много про "незащищенность" зрителя в театре и зачем это нужно

Два двухчасовых (на самом деле больше) спектакля театра Глобус - "Генрих IV", первая и вторая части, - открыли мне поразительную вещь.
(экранизации "The Hollow Crown" об этом совершенно не предупреждали)
"Генрих IV" - не тягомотина!
Ну, по крайней мере, первая часть (во второй слишком много Фальстафа, уж простите)
...не тягомотина!
Боже, какое облегчение.
И там даже есть шутки! Смешные шутки! Их вполне можно понять с английскими субтитрами, честное слово, я смеялась!

Забавней всего, что винить в "несоответствии" BBC я не могу; это не их вина, что шутки в экранизации не работают.
Дело в том, что смех у Шекспира очень - ну? - карнавальный, плебейский. Как в ситкомах, когда обязательно нужна реакция аудитории; только еще больше людоедства, гогота. С тем же Ричардом ІІ смеешься сквозь слезы, когда он бьет земной поклон Болигброку, наблюдающему происходящее с перекошенным лицом. Это очень печально, если вдуматься; но это очень, очень комично.

И я уже не говорю о том, что все военные сцены акцентированы в театре совсем иначе, верней - совсем не акцентированы. Это даже не фон (и тем более не центр повествования, как в экранизациях; "человек против войны" в сценическом "Генрихе IV" слышим едва-едва, максимально тихо - а теперь вспомните, как это развернулось в речи Хала над убитым Перси в фильме), а повод для смены костюмов.
Когда актеры в финале вышли на поклон и начали весело танцевать, я поневоле вспомнила "Тени забытых предков". Ощущения те же. Вот в гробу лежит Иван, что-то голосят старухи, а вокруг уже начинаются танцы, зажимают по углам девушек, достают бартки... круговорот жизни и смерти і всьо такоє.

Я досмотрю "Генрих V" и напишу нормальный отчет (наверное).
А пока тут будет принц-Хал-уже-в-короне. Это очень хороший Хал; не лучше и не хуже варианта Хиддлстона, просто - да.


@темы: Shakespeare, театр

21:02 

с любовью и всяческой мерзостью
Не прошло и года, как я досмотрела "The Hollow Crown" - трилогию экранизаций Шекспира к Олимпийским играм.
Напомню, там есть "Ричард ІІ", "Генрих ІV" (две части) и "Генрих V". Все пьесы - одинаково патриотичны и непопулярны у нас.

Ричард ІІ я люблю давно и говорить тут особо нечего.
Это такая история о плохом короле, который становится мудрым и хорошим, когда это уже никому не нужно. О короле, который садится философствовать на уэльском побережье, когда нужно собирать армию. О короле, который не умеет быть никем, кроме короля.
Предложи мне гипотетический кто-то сыграть любого персонажа Шекспира, это был бы Ричард. Не зря же я, в самом деле, помню наизусть всю сцену отречения от короны.

Да, и "the hollow crown" - тоже отсюда, из уэльско-побережного монолога. Весь монолог вообще - поразительно пророческий, что в принципе для позднего Ричарда характерно.

"...For God's sake, let us sit upon the ground
And tell sad stories of the death of kings;
How some have been deposed; some slain in war,
Some haunted by the ghosts they have deposed;
Some poison'd by their wives: some sleeping kill'd;
All murder'd: for within the hollow crown
That rounds the mortal temples of a king
Keeps Death his court
and there the antic sits"



Бен Уишоу (и давайте воздержимся от сравнений с другими постановками пока что) отлично держит дуализм характера, который с одной стороны выглядит истериком, а с другой - всерьез страдающим человеком, который вместе с короной отдает больше, чем в здравом уме (и для здравого ума) можно отдать. Такие дела.
Взгляд Генри Болингброка "SO TIRED OF YOUR SHIT, COUSIN" - негласная константа пьесы; рыдания Ричарда с "mine eyes are full of tears, I cannot see" можно повернуть как угодно.
В общем, это моя любимая пьеса в условной трилогии. Но вы и так уже поняли.


Генрих ІV - подтип истории о королях "haunted by the ghosts they have deposed".
И папа-король, и Хал, молодой прожигатель жизни, тащат за собой призрак Ричарда - папа особенно.
Строго говоря, правомерность чувства вины тут спорная. Ричард ведь действительно был паршивым королем, да и Генрих ІV никогда не отдавал прямого приказа его убивать - просто неправильно поняли; но как-то нехорошо получилось. Что скажет Господь?
Наблюдая Хала, Генрих ІV, кажется, начал понимать, что тот уже сказал - две трети пьесы будущий Генрих V ведет себя как копия покойного Ричарда. Разве что предпочитает девушек юношам (вроде бы). Потом, правда, папа-король умирает и Хал быстро преображается. Прощайте, старые друзья, и ты, Фальстаф, особенно. Патриотизм, ответственность, коронация, бла-бла-бла.

Если на исходе первой части вы спрашиваете себя, стоит ли смотреть вторую - стоит:



Генрих V - ОЧЕНЬ МНОГО ПАТРИОТИЗМА.
Кажется, такие вещи принято называть "сугубо национальным достоянием". Англичанам смотреть приятно, французам - нет, всем остальным можно удовлетвориться аллюзией на "Две крепости" в первой сцене.

"Look!` said Gandalf. `How fair are the bright eyes in the grass! Evermind they are called, simbelmynё in the land of Men, for they blossom in all the seasons of the year, and grow where dead men rest`

Кхм-кхм.
Честно говоря, смотреть два с лишним часа отборно красивых ракурсов Хиддлстона (который сам по себе очень и очень) - довольно травмирующий опыт (если тебе до того давали 20 минут Локи на двухчасовой фильм). Так ли он подходит на роль Генриха V, рассказывающего французской принцессе о собственной солдатско-непритязательной внешности, мне скажут альтернативные постановки в театре Глобус. Пока что я только смутно предчувствую, что этот Генрих должен быть более... троллем? Еще семь часов видео с английскими субтитрами, и я все узнаю.

@темы: Shakespeare, театр

21:53 

с любовью и всяческой мерзостью
Продолжаю читать МакДонаха.
Теперь "Лейтенант с острова Инишмор". Так, короткой цитатой, чтобы вы поняли содержание:

Кристи: Ты считаешь, что твои приоритеты самые правильные? Что важнее: счастливые коты или свобода для Ирландии, которой мы грезим?
Джоуи: Свобода для Ирландии, конечно, Кристи. Хотя я бы хотел и того, и другого.
Кристи взводит курок.
Джоуи: Свобода для Ирландии, конечно, Кристи.

Всё, что вы хотели знать об IRA (Ирландская республиканская армия, основана аж в 1918-м) и INLA (Ирландская независимая освободительная армия, существует с 1974-го), но не знали, у кого спросить. В красках. С кучей трупов, расчленёнкой, и - никогда не догадаетесь! - кошками; на них-то всё и основано.
Вообще, очень интересная мысль заложена в пьесе, при всей её черно-комедийности, или - бог знает, как назвать этот жанр, который Холден описывал, как геений смех.
Вот молодой ирландец Падрайк - красивый и промышляющий закладыванием бомб в закусочные. Мы впервые видим его, когда он вырезает ногти у Джеймса, висящего вниз головой. Вообще-то, Джеймс торгует марихуаной среди школьников, что несколько понижает градус нашего сочувствия; но это не суть. Суть - то, что у Падрайка во всём мире есть одно-единственное существо, за которое он готов низвести прочих существ до консистенции пыли - его кот. Конечно, Падрайк любит Ирландию, и хочет освободить её, но за кота гарантированно вроет в землю кого угодно.
Вот Кристи, Джоуи и Брендан. Они вышибли мозги коту Падрайка, чтобы тот сломя голову прискакал на остров Инишмор, где они и покончат с его недолгой террористической жизнью. Без обид, Падрайк, но ты уж слишком большой энтузиаст.

И вот, да, об интересных мыслях. Кристи говорит, перебивая сокрушения напарника о дохлом коте: "...этого как раз Падрайк никак не может понять – мы освобождаем Ирландию не только для школьников и их милых подружек, а также еще не родившихся детей. Нет же. Мы освобождаем ее в том числе для наркоманов, для воров, для наркодилеров! Для всех!".
Чувствуете интересность? Чувствуете горькие вздохи всех революционеров без хэппи-энда в конце, в предсмертные минуты хрипящих "и за этих людей я боролся?!" А вот поди же, за тех. При всей паршивости всех персонажей, это была очень честная фраза.
А Падрайк, кажется, освобождал Ирландию исключительно ради своего кота. Ну, и освободил. Лёжа в горке финальных трупов.

Я за многое - уже - люблю МакДонаха. За по-чеховски "выстреливающие ружья" (ни одна деталь из названных не пропадает в сюжете), за умение выкрутить персонажей насухо, выжать из них все "я-способен-на" до последней капли.
И вот этот страшный вопрос, который будто бы ненароком ставится в черной комедии, с руками по плечи в крови, дохлыми котами и распеванием революционных гимнов: что с такими, как Падрайк, делать? Что делать с шестнадцатилетней Мейрид, с одиннадцати лет желавшей убивать всех, кого нужно, ради свободы Ирландии, а в шестнадцать действительно убившей - дайте посчитаю - четырех, да, четырех человек. И в итоге она произносит: "Я раньше думала, что убивать людей – это забавно. А, оказалось, что это скучно".
Скучно. Занавес. Я не поняла до конца ещё, чему конкретно заменой стоит слово "Ирландия", но уже понимаю Уэлша, ушедшего в озеро от всего этого. Хотя на островах ему, наверное, вообще не было бы жизни.

цитаты

@темы: Ирландия моего сердца, театр

23:24 

с любовью и всяческой мерзостью
Дочитала "Череп из Коннемара".

Хронологически это, кажется, аккурат между "Королевой Красоты" и "...Западом".
И, слава Толстой Тёте, не кошмар кошмарный и не библейская притча. Скорее чёрная комедия, где никто (помимо тех, кто уже мёртв; имеет место раскапывание могил) не умирает.
Правда, даже смешно было. С МакДонахом у меня это редко, и это сугубо мои, конечно, проблемы, но когда Мартин отправляется спрашивать у Уэлша, куда девается "эта штука" у скелетов, и правда ли, что католическая церковь предпочитает её отрезать - становится ясно, почему священник ему влепил затрещину, и вообще сама сцена по-гееньему смешна.
Тома Хэнлана, кажется, люблю меньше всех в этой истории. Страшно ответственный полицейский, так рвущийся расследовать, что даже дело сам не погнушается составить.
И пафосное его самоубийство - напиться в дрова, и уйти в озеро - которое потом Уэлш повторил, саднит, как заноза где-нибудь за левой ключицей. Не знаю, почему левой. Не знаю даже, почему заноза. Мне просто хочется на него злиться, ведь, не будь этой последней капли, торжественный его не-последователь перевёлся бы просто в другой приход, и всё.

Город "комнаток с пауками".
У каждого на стене распятие, а на заднем дворе труп. Они все - во всех трех произведениях - так не любящие "молодого выскочку" Уэлша, тем не менее, постоянно о нём говорят. При всей ничтожности человека пьющего, наполовину разуверившегося в Боге, он будто над ними стоит.
Как тут не взобраться на крест. А нужно ли это кому-то вообще - другой разговор.

@темы: Ирландия моего сердца, театр

01:19 

The Beauty Queen of Leenane

с любовью и всяческой мерзостью
А вот тут трейлер лежит. Проникновенный такой.


@темы: видео, Ирландия моего сердца, театр

00:40 

с любовью и всяческой мерзостью
Дочитала "Королеву красоты" МакДонаха.
Одним словом - ужасно. Кошмарно, жутко, выворачивающе, выматывающе, и Бог ещё знает, как.
И эти скользящие, одним пером из всего крыла задевающие - упоминания об Уэлше. Но мне пора закрыть рот по поводу него.

Вот вам новая комнатка с пауками: в захолустном Линейне живут Мэг и Моран, мать и дочь.
Моран уже сорок, и у неё глубокая неудовлетворённость в личной жизни плюс психические отклонения, начавшиеся в то зелененькое время, когда ей приходилось работать в Англии, и она, как ирландка, много о себе нового узнала. У Мэг - воспаление мочевого пузыря, плюс привычка последствия этого воспаления выливать в раковину и пресекать всю возможную личную жизнь дочери. Ну, а чего. Пусть варит ей суп, заваривает чай без комков; она же для этого её из психбольницы забрала.
И, как всегда, у Моран есть некий Пато, любящий её двадцать лет, но почему-то дистанционно. И, как всегда, этому Пато нужно написать ей письмо о том, что - если любишь меня, дорогая, то сообщи до отъезда в Америку, а если нет, то быть нам порознь навеки. И, как всегда, Мэг нужно прочесть это письмо первой и сжечь.
Вот только потом начинается АДЪ.

Вообще, к МакДонаху нужно быть готовым: как в сценическом восприятии, так и при чтении. Там не столько внешней жестокости, сколько внутренней вывихнутости умов, от которой хочется - ну да, обещала закрыть рот, только что ещё вспоминать - сидеть, схватившись за голову, и желательно пить при этом, побольше и посильнее, чтобы забылось.
Говоря кратко, Моран, путем обливания материнских рук раскалённым маслом, узнает-таки содержания письма, бросается на вокзал за Пато, вроде как его встречает, вроде как улаживает дела с матерью, и, вернувшись через месяц с её похорон, узнает от брата Пато очень странную новость.
Это похоже на Нормана Бейтса, когда он, в финале, сидит с мухой на лице, окончательно замещённый материнской личностью.
Только страшнее. Правда, дорогие все. До тошноты.

@темы: в деревянном городе крепче спишь, потому что снится уже только то, что было, Ирландия моего сердца, театр

16:09 

с любовью и всяческой мерзостью
Нет, не могу.
Вспомнила, что мне макдоноховская безысходность напоминает. У Достоевского - в "Преступлении и наказании", кажется, то ли Раскольников, то ли Мармеладов а на самом деле Свидригайлов говорит: а если там - одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность.
Мне совсем не хочется смеяться в финале "...Запада"; потому что Коулмен и Вален себя заживо в такой комнатке заперли.

А дальше длинная цитата. Сэлинджерофаны, может быть, тоже дернутся на упоминании счастья.

"Однажды одна маленькая девочка, невероятно счастливая, не поверила Человеку-подушке, когда он сказал ей, что жизнь жестока, а ее жизнь будет в будущем особенно невыносимой. Она прогнала его, и Человек-подушка ушел ни с чем, рыдая клейкими, крокодиловыми слезами, которые тут же образовывали огромные лужи на земле. В следующую ночь в дверь ее спальни постучали, но девочка снова прогнала гостя: «Иди отсюда, Человек-подушка. Я уже сказала тебе, что счастлива. Была счастлива и буду счастлива всегда». Но это был не Человек-подушка. Это был другой мужчина. В эту ночь ее мамы не было дома, и с тех пор этот человек стал все время приходить к ней в те ночи, когда ее мама не ночевала дома. И совсем скоро жизнь девочки стала такой печальной, что однажды, в двадцать один год, она села в отчаянии у открытой духовки и спросила у Человека-подушки: «Почему ты тогда не уговорил меня?» И Человек-подушка ответил ей: «Я пытался, но ты, наверное, была слишком счастлива». И тогда она открыла газ на полную мощность и перед тем, как уйти насовсем, сказала: «Но я никогда не была счастлива, я никогда не была счастлива".

@темы: губы у меня тряслись как два дурака, Ирландия моего сердца, театр

15:38 

с любовью и всяческой мерзостью
Начала читать "Королеву Красоты" МакДонаха, а там вдруг:

РЭЙ: Преподобный отец Уэлш. Уолш продает свою машину. Но покупать машину у священника, ну уж нет.
МЭГ: А мне этот Уэлш-Уолш вообще не нравится.
РЭЙ: Мартина Хенлона по голове треснул ни за что ни про что.
МЭГ: Боже милостивый!
РЭЙ: Да-да. Хотя это не в его характере. Он редко руки распускает. Это только священники в возрасте по голове бьют. А почему так, ума не приложу. Может, так и надо?

Всё правильно, конечно; это же трилогия пьес о жизни в одном городке.
Но перепутанные таймлайны повествования - мной перепутанные, потому что читать начала не по порядку - о. Как-то до жути грустно в одночасье.

Смотрела вчера отрыки из "Сиротливого Запада", по социальным сетям и ютьюбу разбросанные.
То вульгарность Герлин сделают до того гротескной, что даже не смешно. То Уэлш изображает одни только пьяные сопли. А то вовсе - сплошной фарс, и я понять не могу, как то, что в тексте читалось трагедией, здесь перенесли в довольное гиканье зала.
Хотя, и в "Человеке-Подушке" точно так было. Кто-то смеялся, кто-то (я, например) пальцы кусал. Кто-то (уже Ю.) порывался смыться из зала, не досмотрев последний акт, потому что "очень жестоко" (говорила потом, что искусство должно дарить радость прежде всего; кто такую глупость выдумал?).
И нигде, ни в одном из этих куцых отрывков - ни намёка на сцену с чтением письма.

@темы: Ирландия моего сердца, театр

02:14 

с любовью и всяческой мерзостью
На просторах ютьюба, оказывается, всё это время лежало промо той самой постановки "Человека-Подушки".
Михаил только тут другой. Но Катуряна Катуряна видеть очень радостно.


@темы: видео, Ирландия моего сердца, театр

03:41 

с любовью и всяческой мерзостью
УЭЛШ: Просто у меня такое чувство… Не знаю как лучше выразить…
ГЕРЛИН (присаживается рядышком): Жалость к себе.
УЭЛШ: Жалость к себе. Верно.
ГЕРЛИН: Жалость к себе и сиротливость. Отец Уалш, Уэлш (с)

Отец Уалш, Уэлш, сирота ровно столько же, сколько и его скотский приход.
Разругался со всеми родными, и пошёл спасать мир. За сугубо собственный счет. Молодец.

Только сейчас до меня дошло, что вся сцена диалога с Герлин - это уговаривание самого себя на убийство. Себя же.
Здесь я хватаюсь за голову, потому что другой Страдалец - который и выше, и светлее, и алкоголизмом не страдал - поступил, тем не менее, точно так же. Сегодня отлично ловится рыбка-бананка.

@темы: Ирландия моего сердца, salinger, театр

00:29 

с любовью и всяческой мерзостью
УЭЛШ: Вален Коннор, слушай меня. Ненависти в мире и так предостаточно. Давай хоть мертвых псов в покое оставим.
ВАЛЕН: Если ненависти так много, так что будет, если немного еще добавить? Никто и не заметит.
УЭЛШ: Интересный подход (с)

То ли искусство априори должно принуждать разрываться между горем и величайшим восторгом, то ли мне так везёт.
Я всё хочу донести до мира - мир, ты готов? - осознание прекрасности драматургии МакДонаха, хоть чисто словесное. Пол пьесы сидела в идиотском филологическом экстазе человека, никогда, в общем-то, филологии душу свою не обещавшего.
Восхитительные, понимаете, у него диалоги. Их будто уже произнесли, и от текста словесностью до сих пор веет. Он затягивает, заставляет читать, захлёбываясь личным восторгом, а потом вдруг - алле-оп - погружает в глухое ощущение присутствия.
Потому что ничего хорошего-то нет.

"Сиротливый Запад" - это потому, что мир, где дети отстреливают родителям головы, другим быть не может. А как они друг друга ненавидят. А с каким наслаждением они разрушают друг друга: отрезая уши любимого-другим пса, протыкая горло любимой-другим подружки. Стреляя в плиту за триста фунтов. Кроша в пластмассовую крошку фигурки святых.
Я вот пытаюсь понять, кто больший подонок из двух братьев - Коулмен и Вален? Чисто арифметически выходит Коулмен, потому что это он и папу, и пса, и фигурки, и плиту - уничтожил. Только тут арифметика, думается, ни к чему.
Или любовь Герлин. Ох уж эти мне диковатые ирландские чувства. Их диалог с Уэлшем - на скамейке, с которой сошёл один самоубийца, а вскоре сойдёт и второй - наверное, одна из лучших романтических сцен в принципе, если вы ещё способны воспринимать слово на эр адекватно.
Он трогательный и мерзостный, этот диалог. Потому что Уэлш хочет уехать - дальше, чем ходят поезда. Потому что Герлин хочет быть рядом - больше, чем позволяют колкости семнадцатилетней. А когда она, уже потом, говорит - я читала, ублюдки, его письмо к вам, надеясь хоть строку о себе найти... и не нашла. Почему мне в этом так жутко чудится "he's a man, he's just a man, and I've had so many, men before" (или - "he's a man, he's just a man; he is not a King, he is just the same, as any one I know. he scares me so...")

Ну и цитаты, куда без них.

@темы: Ирландия моего сердца, Добре людям, які пробігають повз факти. А я проходжу крізь них., театр

20:49 

с любовью и всяческой мерзостью
Сходили на "Человека-Подушку".
Действительно тяжело, действительно сильно. Да там и пьеса сама по себе, одним текстом, захватывает чуть более, чем полностью. Какие диалоги! И всё остальное, конечно.
Три акта, два антракта, бесплатный чай и бесплатные билеты (вместе с нами так умудрилось ещё пол зала). Третий фестивальный день.

@темы: Ирландия моего сердца, театр

почему в кино люди целуются боком?

главная